И только двое…



Цветы — как люди, люди — как цветы.
Растят их, чтобы после растоптать,
И топчут, перед тем поцеловав,
Чтоб долго помнили потом, что раньше были живы.


На долю двух братьев выпало много испытаний,
Но это лучше, лучше, чем ничто:
Ничто — тогда, ничто — теперь и после.

Вкус мёда, всю его сладость только тогда и можно почувствовать, когда мёд на кончике ножа:
Как сладок он и дьявольски жесток
И отдает какой-то даже гарью,
Как будто бы его поджарили зачем-то,
А для чего — никто теперь не скажет.


Тонино Гуэрра и Юрий Любимов — два брата…, брата по времени. А братство по времени — самое великое, какое есть на этой земле… И только…

И только двое в темноте портала
Сидели молча возле старой рельсы.
Из дали в даль безропотно смотрели,
Не видя пчёл, которые жужжали,
Жужжали песню старой новой жизни:
Далекой близкой, людной одинокой
И горькой-горькой, мёда полной.


Александр Абрамов,
научный сотрудник
музея-квартиры В. Э. Мейерхольда.

04.2010





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100