Тригоголье, уходящее в бесконечность.

Александр Абрамов, научный сотрудник музея-квартиры В. Э. Мейерхольда.

Главное, что понимаешь после спектакля «Арабески», — вы неуловимы, Николай Васильевич, и нам никогда не узнать вас. Мы способны только чувствовать, каждый по-своему, ваш необычный мир. Но есть среди нас Мастер, которому дано воплотить этот мир на сцене. Юрий Петрович Любимов — этот редкий Мастер. Не мудрствуя лукаво, он пошел одной из самых верных дорог к Гоголю: не при дневном свете, когда Николая Васильевича днем с огнем не сыщешь, но с фонариком в руке, а по углам и вокруг мрак, мрак, мрак… И мрак этот тем сильнее окутывал Мастера, чем чаще он пытался светить в него фонариком. Но Мастер шел, шел упорно, и мрак принимал его, уже идя рядом с ним, а не на него. Потому Любимов и редкий из немногих, что ему дано ставить Гоголя и по Гоголю, а это дар. Таким же даром был наделен Всеволод Эмильевич Мейерхольд, поставив спектакль «Ревизор» в 1926 году. Отличительной особенностью режиссера-мастера, который ставит спектакль по произведению Гоголя или же спектакль о Гоголе по мотивам его произведений, является умение найти, почувствовать и показать верный подход к изменчивому миру писателя, умение выхватить из этого мира за полу кафтана или за ворот сюртука мерзавца чиновника или всю немую сцену разом. Мейерхольд когда-то в финальной сцене «Ревизора» так и сделал: подменил живых актеров куклами, у которых были загримированы лица для пущей жизни. Это были мертвые души в подлинном своем обличье. Любимов с помощью трех актеров, одетых хотя и в одинаковые зеленые фраки, показывает три разных ипостаси Гоголя. Но этого мало, Мастер идет дальше: к этому числу 3 он добавляет значок бесконечности, говоря о том, что Гоголь везде и во всем. Он и в шинели, что упала сверху, а потом мирно покоилась на штанкете, потому что в основном сегодня все одеты; и в посмертной маске, что находилась рядом с шинелью; и в двух колесах, стремительно вращающихся на фоне нарисованной кареты и даже в кошке, которую актриса Любовь Селютина заботливо держала в руках.

Да, Гоголь в этом спектакле везде и во всем и, что очень важно, во всех. Но постойте, Мастер, а какой же все-таки он, этот Гоголь? И что такое вообще Гоголь для России? Мастер, который только что закончил свой спектакль, встал, поклонился гремевшим со всех сторон аплодисментам и в наступившей тишине произнес: «Гоголь — это загадка, которая делает Россию неуловимой для иных умов, но и сама Россия будет биться над ней всегда, а отгадать так и не сможет. Гоголь —такая же загадка для России, как и Россия — для Гоголя». Вот и все. Мастер скромно вышел из зала и исчез в длинном коридоре, чтобы вскоре снова вернуться и снова бродить там, где у него будет только фонарик, а по углам и вокруг мрак, мрак, мрак…

03.2010





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100