Юрий Любимов: «Я не был Дон Жуаном, я был одержим театром»

Свой 45-летний юбилей отпраздновал Театр на Таганке. 23 апреля 1964 года был сыгран «Добрый человек из Сезуана»

ТРУД

О наследственности

Мне мой брат умерший говорил: «Ты входишь, а мне кажется, это отец вошел в комнату». В советские годы правящие господа призывали меня в высокие кабинеты и очень интересовались, почему же я так настроен против советской власти. А я им говорил: «Как же иначе?» Моего деда, крепостного мужика, в 86 лет на снег выбросили. Маму сажали, я ей носил передачи. Потом сослали в Рыбинск, откуда она и была родом. Тетю сажали. Отца сажали два раза. Не за политику, а потому что он был обеспеченный человек. Даже брата посадили в милицию, хотя он был тогда совсем мальчишкой. Тамошняя шпана его могла и прирезать, но брат был очень начитанным, и он стал зэкам по памяти читать «Белый клык». И его не тронули.

Об актерской славе и популярности у женщин

Когда я еще не был режиссером, в киосках торговали открытками с моим портретом. Был такой цикл открыток «Актеры советского кино». Я там на фотографии такой красивый, вызывающий. Этакий поворот головы, а на лице — вопрос: «Ну? Что вам надо?» Женщины, говорят, раскупали открытки очень хорошо. Но я не был Дон Жуаном. Я все-таки был одержим театром. Мне не нравилось, как со мной обращаются. Не нравились спектакли, в которых я играю.

О книгах

Я всегда был чтец. Много читал и очень любил подчеркнуть то, что ударило в тот момент, пока читал. У меня уже свой метод выработался за многие годы. Я набирал книжек килограммов на пять, а потом, в отпуске, начинал комбинировать все это. Но сейчас больше 100-150 страниц в день уже трудно одолеть. И, кроме того, далеко не каждый день получается читать. Когда ты в театре по 8 часов в день работаешь, то тут тебя выпотрошат так, что домой приползаешь без сил. 

Об Олеге Ефремове

Я ведь еще до того, как была создана Таганка, хотел устроиться режиссером в театр к Олегу Ефремову. А он говорил: «Ну зачем тебе это? Иди ко мне актером, я тебя возьму». Я уж ему и так, и эдак. Рассказывал про Жанну д`Арк, про пьесу Ануя «Жаворонок». Даже нарисовал ему, как все это будет. А он мне: «Брось ты это. Давай я тебе лучше рюмку налью. В артисты, в артисты:» Но дальше, надо отдать ему должное, он посмотрел спектакли Таганки и рассказывал своим актерам, как это здорово. Он заразился этим стилем, хотя то была совершенно другая школа, непохожая на мхатовскую. Его занимало, в чем же тут секрет.

О Борисе Щукине

Я ходил к Борису Щукину домой. Ему понравилось, как я сыграл эпизод в спектакле «Человек с ружьем», где Щукин играл Ленина. Публика очень бурно реагировала на этот эпизод, и Щукин меня к себе домой позвал: «Приходи, потолкуем». В театре тогда было все как-то по-семейному. Прихожу к Щукину, а он мне и говорит: «А что это ты так на сцене выворачивался? Я-то Ленина играю, могу и спиной к залу встать, а у тебя эпизодик маленький, надо, чтобы тебя хорошо видно было». Ну какой актер сегодня такое скажет молодому? Щукин слушал пластинки Шаляпина и говорил мне: «Вот, учись! Какой у человека диапазон! И дискантом может, и басом».

О сыне Петре

Сложно ему в России, все-таки он вырос не здесь. Хотя по-русски говорит очень хорошо, да и сленг усвоил отлично. Он работал здесь, в России. Я за него волнуюсь, все-таки Москва — опасный город. Хотя он пока что сильный, раскидать шпану сможет, если что. К сожалению, не расположен к театру. Хотя актерские способности есть. Когда я работал в Англии, он был еще маленький и очень хорошо передразнивал тамошних артистов.

О будущем спектакле

У меня в кабинете уже стоит макет будущего спектакля по Гоголю. Называться эта работа будет по названию раннего гоголевского сборника — «Арабески». Нам в работе очень помогает прекрасный исследователь творчества Гоголя Юрий Манн. Он нас защищал от властей еще в те времена, когда я ставил «Ревизскую сказку» по Гоголю. Вот пройдет день рождения театра, я прочту Гоголя господам артистам, и мы начнем работу. Задачи поспеть к юбилею Гоголя у меня не было. Я вообще никогда не тороплюсь к юбилею. Мы любим «после». Мы и «Евгения Онегина» поставили после юбилея Пушкина. Прежде чем поставить спектакль, надо было скупить все майки, выпущенные к юбилею Пушкина, все достижения. 

Глеб Ситковский, 27.04.2009





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100