Юрий Любимов: я пытался спасти Высоцкого


Он ведь жил на износ. Вряд ли его можно было спасти. Я пытался делать все, что в моих силах
Юрий Любимов, режиссер

В день 70-летия со дня рождения Владимира Высоцкого Юрий Любимов, главный режиссер Театра на Таганке, дал интервью в прямом эфире Би-би-си Михаилу Смирнову.
Би-би-си: Каждый год в этот день проходят концерты, устанавливаются памятники. Когда Владимир Высоцкий играл в вашем театре, как вы отмечали его день рождения?

Ю. Л. : По-семейному. Собирались в театре, устраивали капустник, смеялись. Он пел, что-то сочинял. Иногда он сочинял и другим, мне сочинял на мои дни рождения. Мы с ним были в очень открытых отношениях. Часто он просто заходил, забегал ко мне домой. Иногда заходил в кабинет, чтобы спеть только еще формирующуюся у него песню.

Би-би-си: Как вы относились к наверняка многочисленным вызовам Высоцкого на съемочные площадки? Ревниво как режиссер или отпускали без проблем?

Ю. Л. : Это все потом началось. Сначала он пришел в театр, начал работать. Ладный такой мужчина невысокого роста, пиджак букле, кепочка и с гитарой, конечно. И, когда он стал петь, я спросил «Чьи тексты?», он сказал: «Мои». Пел еще полчаса. Я сказал, приходите завтра на работу, хотя и знал, к сожалению, некоторые пороки, которым подвержена наша страна. Это было в 1964 году. Он сразу стал играть и большие роли, потом играл и просто прекрасные роли: и Галилея, и Гамлета.

Мы были в разных странах, были всякие случаи, конечно: он был человек загульный, в этом отношении был сложным. Пытался я его раза два лечить, насильно, но, конечно, он протестовал, кричал, но я считал, что это надо делать. Но вспоминаю я его всегда с любовью.

Би-би-си: Вы наверняка подмечали, когда смотрели спектакли, которые шли в СССР, и выездные гастроли: Высоцкий по-разному себя проявлял на родине и за границей? Были нюансы?


Много тысяч людей пришли хоронить его. Это была солидарность и любовь. И я зауважал Москву: так редко прощаются.
Юрий Любимов, режиссер

Ю. Л. : Главный нюанс был в Марселе, во Франции. Я с трудом его разыскал. И он, конечно, пришел в себя. Врачи сказали, вряд ли он сыграет: нету сил. Был «Гамлет», которого очень долго ждали. Если бы спектакль отменили, был бы большой скандал. Но мне удалось его разыскать: помогли французы. Мы объехали все злачные места портового города, я его отловил, мы привели его в порядок, и это был незабываемый спектакль. Зритель чувствовал что-то такое помимо спектакля, что человек напряжен и сосредоточен. Играл он тогда поразительно. И «Гамлета» он играл все лучше и лучше. И когда он умер, в Москве проходила Олимпиада, и город был закрытый. Но много тысяч людей пришли хоронить его. Это была солидарность и любовь. И я зауважал Москву: так редко прощаются.
Би-би-си: Когда Высоцкого не стало, какие-то спектакли ушли вместе с ним?

Ю. Л. : Ушел «Гамлет». Когда это случилось, через день должен был идти «Гамлет». И ни один человек не сдал билета. Это тоже характеризует.

Би-би-си: Когда вы задумывали спектакль «Гамлет», Высоцкий сомневался или не сомневался в этой роли?

Ю. Л. : Он очень хотел играть.

Би-би-си: С ним было тяжело или легко на репетициях?

Ю. Л. : Мне было легко. Там была простая схема: если разговор не очень помогал, он говорил: «Покажите». И если я показывал, он всегда быстро хватал это и всегда соглашался. И это стало какой-то системой работы и с другими актерами.

Би-би-си: Как бы вы оценили вклад Высоцкого в театральное искусство и в кинематографическое?

Ю. Л. : Некоторые вещи он, конечно, играл серьезно: «Маленькие трагедии», например. Но он же не мог серьезно говорить о работе в «Место встречи». Мы с юмором к этой картине относились: «Ну что, Володя, стал ты теперь популярным артистом кино».

Би-би-си: Как он сам относился к роли Глеба Жеглова?


Он, прежде всего, поэт. Артистов много, а таких поэтов — единицы.
Юрий Любимов, режиссер

Ю. Л. : Он с юмором относился к этой роли. Ну несерьезно же: надо как-то заработать, надо себя проявлять. Он же ведь страдал, что нельзя было выпустить книгу стихов. Несколько близких людей, которые его любили, понимали, что это самобытный поэт, необыкновенно рифмующий, находящий такие сочетания слов. Он, прежде всего, поэт. Артистов много, а таких поэтов — единицы.
Би-би-си: Среди его знакомых были и спортсмены, и ученые, и люди совершенно разных профессий. Почему?

Ю. Л. : Поразительный человек. Его хотели слушать разные люди. Мой друг, ушедший знаменитый ученый Петр Леонидович Капица просил: «Привезите Володю».

Би-би-си: И ведь он охотно ездил на такие встречи.

Ю. Л. : Он любил бродить. Его брали и люди, которые занимались высокогорным спортом, и матросы катали его на подводной лодке. Он очень был мобильный. К сожалению, для театра это плохо. Еще исчезнет куда-нибудь.

Би-би-си: Было так, что вам было необходимо срочно найти ему замену?

Ю. Л. : В таких ролях, как Гамлет, я его не заменял. Он играл прекрасно и Свидригайлова, и Лопахина. Но дело в том, что он человек, владеющий словом. Он находил слова и находил себе струны. Он очень хотел фильм снять: был у него такой зуд. Но я его убеждал, что его обманут, фильм не дадут, так и не давали. Лучше сыграй, говорю, Бориса Годунова. Но это не осуществилось. Не успели. Это горько вспоминать, хотя, конечно, он был светлой личностью.

Би-би-си: Его творческий потенциал еще бы раскрылся, на ваш взгляд?

Ю. Л. : Он бы, конечно, начал еще и прозу писать. Жалко, что рано ушел, но ведь он жил на износ. Вряд ли его можно было спасти. Я пытался делать все, что в моих силах.

Адрес статьи на bbcrussian.com
http://news.bbc.co.uk/go/pr/fr/-/hi/russian/russia/newsid_7208000/7208699.stm

Дата и время публикации: 2008/01/25  16:38:46 GMT

© BBC MMVIII

25.01.2008





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100