СЕКРЕТ ДОЛГОЛЕТИЯ

ВЕСТИ, МОСКВА




Юрию Любимову сегодня исполнилось 90 лет. Любимов — это золотые годы театра на Таганке, это запрещенные спектакли, неизменные очереди в кассы… А сегодня новая постановка — обращение к Грибоедову.

Так уж устроен театр на Таганке — здесь все пути ведут в Любимову. В коридорах закулисья — что ни поворот, то указатель «в кабинет Любимова». Театральная история — яркими вспышками кадры хроники: Юрий Петрович репетирует отчаянно, эмоционально, всегда в зале 9-й ряд, 13-е место; Владимир Высоцкий на сцене «рвет нерв».

Любимов — золотые годы Таганки, он и есть — театр на Таганке. В фойе поздравления юбиляру принимают рулонами. Это любимовское ноу-хау, чтобы сразу после спектакля, публика могла высказаться. Между строк зрительской полемики — «Со Скалозубом излишний гротеск. Эффектно, но, увы!»; «А я, так не считаю, спектакль замечательный» — пожелания здоровья и долгих лет. Юрий Петрович читает все высказывания. 

«Вообще у публики понятия неправильные об актере: „Ох, как он играет!“. Хорошая режиссура — это залог успеха», — говорит Юрий Любимов, художественный руководитель театра на Таганке.

К юбилею Любимов сам себе делает подарок — ставит спектакль «Горе от ума. Горе уму. Горе ума». Еще один презент будет от друга и коллеги, японского режиссера Тадаши Судзуки. Один столп мировой режиссуры с артистами другого столпа репетирует спектакль «Электра». Судзуки Юрия Петровича называет по-японски торжественно — Любимов-сан.

«Мы встретились, когда были зрелыми театральными деятелями, каждый со своим мировоззрением и представлением о сцене, подружились и остаемся большими друзьями. Я решил подарить ему спектакль „Электру“ Еврипида. Выбрал его потому, что театр родился в Греции, а Любимов — воплощение театра», — сказал Тадаши Судзуки, режиссер (Япония).

Театр у Любимова в абсолютном подчинении. Он всегда строг, не всегда справедлив, а что вы хотите, говорит сам Юрий Любимов: «я - старомодный человек». Родился в 1917-м году — ровесник революции и, по сути, революционер, «таганский нигилист». Сын «лишенца», видел, как хоронили Ленина, видел Станиславского в роли Фамусова, выучился против воли отца «на артиста», играл во МХАТе, театре Вахтангова. А в 45-ть лет сменил амплуа — сценическое «социальный герой» — на режиссерское. Спектаклем «Добрый человек из Сезуана» открыл театр на Таганке — «остров свободы в несвободной стране». У каждой постановки — острополитическое звучание. Общественные просмотры, запреты и километровые очереди в кассы.

«Я на „Гамлета“ брал разрешение тогда. Потом им не понравился Высоцкий. Они говорят, что этот хрипатый из подворотни у вас принца будет играть. Я говорю, а для меня подходит», — говорит Юрий Любимов, художественный руководитель театра на Таганке.

В 84-м году пока Любимов ставил в Лондоне «Преступление и наказание», в Москве его освободили от должности художественного руководителя и лишили гражданства. Он вернулся спустя 5 лет и еще раз начал все заново.

«Обстоятельства оттачивали его „меч“, „клинок“. В этом смысле он был все время в состоянии атаки, он без этого не мог работать, не чувствуя этого сопротивление, в нем появлялся азарт», — говорит Юрий Норштейн, режиссер.

Обид на тех, кто закрывал и выгонял — у Любимова нет, он часто повторяет цитату из спектакля «Мать» — «обида мешает дело делать». Секрет долголетия — гены плюс йога и медитация, и, конечно, работа.

«Вот такие дела. Я иду, мои дорогие, работать и вам советую», — сказал Юрий Любимов.

Полина Ермолаева

30.09.2007





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100