Загадка Мастера

Почему до сих пор не удалось экранизировать знаменитый роман Булгакова

Российская газета

В понедельник на телеканале «Россия» начался долгожданный показ сериала «Мастер и Маргарита». Наверняка мнения о нем будут самые разные, ведь у каждого из нас свой Мастер и своя Маргарита. Тем не менее, еще до премьеры 10-серийного фильма многие критики уже назвали его телесобытием года. Ведь сделать фильм по материалам бултаковского романа до сих пор не удавалось никому из наших соотечественников, хотя попытки такие предпринимались неоднократно. Почему?

Владимир Наумов
Владимир Наумов намеревался экранизировать «Мастера» вместе со своим другом и коллегой Александром Аловым. Их «благословила» Елена Сергеевна Булгакова, которая дала прочитать полное парижское издание романа. Но как рассказывал Наумов, однажды ему приснился сон. Умершая Елена Сергеевна явилась к нему и сказала, что фильм сниматься не будет…
Право снимать картину получил Элем Климов, которого поддержал председатель Госкино Ф. Ермаш.

Элем Климов
«Даже Тарковский не знал, как сделать кота, — рассказывал Элем Климов. — Я видел фильм Александра Петровича — это памфлет про Солженицына. Он взял кусочек романа… Мне не понравилось. Видел Вайду, где все про?исходит на свалке. Иуда звонит по телефону-автомату и доносит на Христа…»

Элему Климову, в начале перестройки ставшему первым секретарем Союза кинематографистов, удалось добиться разрешения поставить «Мастера и Маргариту».

Позднее он вспоминал: «Когда мы с братом делали сценарий, речь шла о том, что мы пишем „по мотивам романа“ с полным уважением к автору. Так мы и работали — долго, сложно. И. естественно, очень волновались: как люди, которых мы уважаем, оценят наш труд?

Почему не вышло? Потому что это так называемое „сверхзвуковое кино“ — то, которого еще нет. Технологий еще нет, их надо разработать. А старого кино я уже наснимался. Требовались большие деньги. Тогда я их не нашел?»

Эльдар Рязанов
Экранизировать роман Булгакова мечтал Эльдар Рязанов. Я позвонил мэтру. Его жена сообщила, что Эльдар Александрович на съемках с утра и до ночи. Ему не до интервью. Да и вообще, сказала она, никакой драматической истории с попыткой взяться за Булгакова не было. На эту тему есть запись в его дневнике 1985 года:

«Февраль. Визит к секретарю ЦК КПСС М. В. Зимянину, ведающему идеологией. Прежде чем я попал к нему на прием, я месяца три пробивался через референта. Встреча все откладывалась и откладывалась. У меня, собственно, была одна просьба — разрешить мне постановку фильма по роману „Мастер и Марга?рита“. Зимянин сказал, что посовтуется. Это меня поразило — ведь он же главный по идеологии. С кем ему советоваться? Неужели такие, в общем-то, частные вопросы выносятся на Политбюро?

Март. Числа не помню. Заведующий отделом культуры ЦК КПССВ. Ф. Шауро — многолетний идеолог со стажем — увидел меня на каком-то нашем кинематографическом пленуме и подошел:
 — „Мастера“ ставить не будем! Есть решение! Не будем!

Я хотел узнать, кто это решил, почему отказ и напросился на прием к заведующему культурой. Шауро как попугай твердил одно и то же:
 — Есть решение, „Мастера“ ставить не будем! Не надо!

Я пытался разведать, кто, на каком уровне принял это решение, какие резоны для отказа, но Шауро был однообразен. Напуская на себя вид, будто он что-то знает, но не имеет права сказать,
 — Нет, нет! „Мастера“ ставить не будем. Есть решение. ..

Подозреваю, он сам ничего не знал, где и кто решил, кто так распорядился. Скорее всего. Зимянин поручил ему передать мне отрицательное мнение о моей затее».

Геннадий Полока
«Шел 1963 год, когда я познакомился с Еленой Сергеевной Булгаковой. И однажды зашел такой разговор. „Мне кажется, — сказала Елена Сергеевна, — вы должны ощущать стихию Булгакова. Все в наших разговорах убеждает меня в этом. Не только соединение несоединимого, но и то, что вы так любите Москву, без чего поставить Булгакова нельзя“. Я относился к Булгакову, к его личности, как к Гоголю, считал, что надо иметь моральное право прикоснуться к гению. Потом я был лишен права работать в большом кино, меня взяли художественным руководителем в телевизионное объединение „Экран“. Началась перестройка, меня выбрали председателем Гильдии режиссеров. Элем Климов был председателем Союза кинематографистов, у нас были дружеские отношения. Я не читал Климовский сценарий, его замысел улавливал из отдельных разговоров. Климов считал, что имеет право браться за Булгакова. Но его требования были высокие: в качест?ве основных персонажей он видел лучших артистов современности, даже составил список из восьми звезд американского, французского и нашего кино».

Российская газета: Вы видели фильм Юрия Кары?
Геннадий Полока: Недовелось, и, может быть, к счастью. Была еще картина Владимира Бортко «Собачье сердце». Это фильм одной интонации, но нет в нем булгаковского света. А ведь булгаковский мир второй половины его творчества вырос из московского советского искусства. Если не чувствовать этого, может получиться мизантропическое сочинение, полное презрения к человеку, что несвойственно Булгакову. Либо выйдет набор анекдотов.

РГ: Что вы ожидаете от фильма Владимира Бортко?
Полока: Честно говоря, боюсь. Со страхом жду, что мне придется это смотреть. Как я боялся фильма о Есенине, который недавно закончился. Не мог заставить себя его смотреть. Произведения гениальных писателей обречены на такую линию ремейков. Сколько раз ста?вили «Анну Каренину»? И еще экранизации будут. И «Мастера и Маргариту», думаю, будут ставить вновь.

Юрий Кара
Среди тех режиссеров, которым все-таки удалось создать свои версии «Мастера и Маргариты», были поляк Анджей Вайда, югослав Александр Петрович и наш Юрий Кара. Первые две экранизации были практически единодушно признаны неудачными. Фильм режиссера Юрия Кары, снятый более десяти лет назад, так и не вышел на экраны.
Кстати. Юрий Кара на просьбу корреспондента «РГ» прокомментировать предстоящий показ «Мастера и Маргарита» ответил отказом: «Не буду пиарить этот фильм…»

МНЕНИЕ

«Я не верю в успех сериала…»
Заявил в интервью корреспонденту «РГ» Юрий Любимов, народный артист России, художественный руководитель Театра на Таганке Юрий Любимов.

Российская газета: Вы как-то сказала, что между вами и Булгаковым существует некая близость. В чем она заключается?
Юрий Любимов: Получилось так, что я сдружился с Николаем Робертовичем Эрдманом, когда-то играл в фильме «Каин XVIII» по его сценарию. А он был близко знаком с Михаилом Афанасьевичем Булгаковым. После ареста он мог жить только за 101-м километром. Единственный, кто предлагал ему ночлеги в Москве, был Булгаков. Оба были людьми очень независимыми.

Я очень хотел поставить «Мастера и Маргариту» к десятилетию театра. Денет на постановку мне не дали, но и не запрещали. Трудно было добиться, что?бы спектакль пошел.Удалось только к 13-летаю театра, в 1977 году.«Мастер» — единственный спектакль, где я ничего не переделывал. Начальство мое все время допрашивало: кто разрешил. Я, пожимая плечами, то изображал Швейка, то пытался действовать логикой: а в чем дело? Что вам не нравится? В «Правде» — статья разгромная, а спектакль идет и идет. Его не закрывали, почему-то не могли сделать конкретных замечаний. Правда, убрали сцену с примусом и Торгсин. Благосклонно отнеслась к постановке комиссия по наследию М. А, Булгакова, хотя предлагали закончить спектакль фразой «Рукописи не горят».

А еще — сыграл Мольера в телевизионном спектакле Анатолия Эфроса. Толя покойный точно рассчитал, что мне легче понять психологию Мольера, чем артисту. Потом попытался поставить «Театральный роман». Булгаков постоянно присутствовал в моей жизни.

РГ: Если бы вам пришлось ставить"Мастера и Маргариту сегодня, когда нет произвола чиновников от искусства, когда многое в нашей жизни изменилось, сделали бы такой же спектакль или какие-то акценты сместились?
Любимов: Думаю, нет, ничего бы не менял. Весь смысл в ключевой фразе: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Булгаков так думал про себя. Он же был фрондирующий господин! Почему монокль в глазу? Это ответ: вы меня — так, а я вот свободный человек!

РГ: «Мастера» вы поставили дважды — на Таганке и в Королевском драматическом театре в Стокгольме. В чем разница между этими спектаклями?
Любимов: В Стокгольме я поставил «Маленькие трагедии» и «Мастера» с первоклассными бергмановскими актерами. Для понимания шведов булгаковский роман, наверное, труден, хотя у них есть Стриндберг. Трудно было с декорациями: там соткали чудесный гобелен, но у меня — другой занавес. «Маленькие трагедии» мне больше понравились в Швеции, а «Мастер», мне кажется, в Москве больше удался.

РГ : Если бы вам предложили снять «Мастера и Маргариту» в кино, вы бы взялись?
Любимов: Взялся. И нашел бы «ключ». Нужны какие-то другие подходы — ну как в «Шепоте и крике» Бергмана, другие приемы. Надо работать со светом.

РГ: На будущей неделе начнется показ сериала, снятого Владимиром Бортко. Любимов: Я не верю. Абсолютно. Бортко прекрас?но сделал «Собачье сердце». Нашел «ключ» — снял сцены как бы хроникальные кадры. А его «Идиот» для меня — очень средняя картина. Поэтому... Я видел по телевидению какие-то куски «Мастера»: режиссер пошел реалистическим путем, я бы сказал, путем соцреализма.

РГ : Когда вы работали над спектаклем, происходила какая-нибудь чертовщина?
Любимов: Нет. Я работал очень быстро — все детали были апробированы. Спектакль был сделан в 45 репетиций! А идет он уже скоро 30 лет. И всегда
полный зал!

РГ: Вы были знакомы с вдовой Булгакова Еленой Сергеевной?
Любимов: Нет, ее уже не было в живых, когда я ставил спектакль. Конечно, я бы ее пригласил. Надеюсь, она бы меня не ругала…


Юрий Крохин, 16.12.2005





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100