Они кончались на «У»

Аргументы и факты, № 44 (из Киева)

В Киеве продолжаются гастроли легендарного Московского театра на Таганке. В понедельник и вторник киевляне и гости столицы смогут посмотреть очередной любимовский спектакль «Идите и остановите прогресс (обэрнуты)», поставленный по мотивам произведений А. Введенского, Д. Хармса, Н. Заболоцкого, А. Крученых, Н. Олейникова.

Возможно, самое примечательное в том, что постановка будет демонстрироваться аккурат в бывший «красный» день календаря — очередную годовщину Октябрьской революции, с одной стороны, породившей обэриутов, но с другой — их же и убившей. Руками иных «деточек» той революции.  Однако для начала не мешает вспомнить, кто же они такие — обэриугы?

Название данного литературного течения происходит от «Об-Эр-И» — аббревиатуры «Объединение реального искусства». «У» добавлено в конце из шалости, по принципу: «Почему? Потому, что кончается на „У“..» Наиболее памятным для нынешнего среднестатистического читателя обэриугом является Даниил Хармс. Как и Введен?ский, ныне он известен в основном своими стихами для детей, а также тем, что в довоенное время возглавлял редакции детских журналов «Еж» и «Чиж». Продвинутые читатели знают, что настоящая фамилия Хармса — Ювачев. А также, что он обожал изводить своего управдома, постоянно меняя табличку на двери квартиры: Хармс, Хаармс, Чармс и так далее.

Гораздо менее известны ка?ие-то дикие, фантасмагоричес?кие, порой совершенно сумас?едшие Хармсовы истории — к примеру, о мухе, на огромной скорости пролетевшей через голову некоего гражданина. Или отнюдь «недетские», совершенно даже скабрезные, неприличные — как вот о гражданке, затеявшей пьянку с двумя мужчинами… А поскольку
такое бредово-завораживающее искусство советскому народу не было нужно ни в коем случае (да и шутки с управдомом — занятие опасное), не стоит удивляться, что Даниил Хармс окончил дни в психушке. Причем умер там отнюдь не своей смертью.

Именно об этих странных во всех отношениях поэтах Юрий Любимов и сделал свой замечательный спектакль. Это — последний разговор об условно-прочном существовании тех, кого в искусстве объединяла звезда ситуационной бессмыслицы. Любимов считает, что мы утратили таинственную преемственность поэтов, отчего стали калеками. Да - Ахматова благословила Бродского, а Пастернак — Вознесенского. Но и Ахматова, и Пастернак были наместниками Серебряного века, а ведь после них пришло поколение Введенского и Хармса, которое осуществило неповторимый шаг в поэтическом пространстве, канувшем в Лету на несколько десятилетий!

Спектакль Театра на Таганке о том, что мы не смогли своевременно расслышать. Мы не оплакиваем простой, страшной и прекрасной судьбы Введенкого и Хармса. Мы оплакиваем недостаточность своей причастности к этой судьбе. Размышляя над жизнью странников, «казненных где и когда неизвестно», мы не спрашиваем: по ком звонит колокол? Мы прекрасно знаем — он звонит по нам самим. 

11.2005





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100