Звенящая нота

Планета Красота

В последние годы спектакли Юрия Любимова похожи на музыкальные опусы. Режиссер выстраивает четкую сценическую форму, строго следует законам ритма, параллельно развивая несколько тем и лейтмотивов. И создает инсценировки — бриколлажи: короткие фрагменты из разных произведений сменяют друг друга, одну реплику порой делят между собой два актера, а часть текста произносит хор. Что делать в этой ситуации актеру? Как играть, если нет пьесы с четко выписанными характерами? Если выходишь на сцену в нескольких маленьких эпизодах и произносишь текст, который умещается на одной странице? Но именно такие ситуации становятся настоящей школой для артистов. Пройдя испытание бриколлажем, они научились своей игрой превращать короткие фрагменты в полноценные драматические роли. Так играет на сцене Алла Трибунская.

Она окончила курс Юрия Любимова в Щукинском училище в 1994 году, но вместе с однокурсниками оказалась в Театре на Таганке гораздо раньше. Они учились, работая, и работали, учась. Прошли боевое крещение, сыграв после второго курса в «Живаго», потом их стали вводить в спектакли текущего репертуара и занимать в новых. Они ездили из училища в театр и обратно, а если Любимов выпускал премьеру, на Таганку приезжали педагоги: стоило оторвать студентов от репетиций, спектакль лишался своей «кровеносной системы». Трибунская была занята практически во всех спектаклях и за четырнадцать лет работы на Таганке сыграла более двадцати ролей: одна из женщин в хоре «Медеи», секретарша в «Живом», Наташа в «Мастере и Маргарите», три роли в «Подростке»: чухонка, девушка легкого поведения, Олимпиада (актриса молниеносно переодевалась за кулисами и меняла парики). И не задумывалась о том, что осваивает чужой сценический рисунок:

«А как же иначе? Переделывать из-за меня весь спектакль? Актер должен быть органичным в любой мизансцене. Это моя профессия».

Среди множества эпизодических ролей появились две полноценных: Дорина в «Тартюфе» и Лиза в «Братьях Карамазовых». Кокетливая и влюбчивая субретка с озорным блеском в глазах и хрупкая, больная девушка, почти ребенок, которая нуждается в опеке, но находит в себе силы говорить правду и требует искренности от близких. Увидев Аллу в этих двух ролях и оценив красоту, женственность, изысканно-французское изящество, темперамент и пластичность актрисы, можно было напророчить ей блестящую карьеру, Но тут судьба решила иначе: Любимова увлек другой театральный стиль.

Трибунская восприняла это как должное, ведь она мечтала учиться и работать только у Любимова.

«До поступления в институт я часто ходила в театр, и поняла, что больше всего мне нравится эстетика Театра на Таганке, — рассказывает актриса. — У Юрия Петровичи нет театральщины, кривляний, как в других театрах…» Она училась играть по новым правилам. И поиски привели ее к музыке: «У Юрия Петровича спектакли строятся по музыкальным законам. Поэтому главное — внимательно слушать, что он говорит на репетициях, и постараться найти верную ноту. Когда Юрий Петрович услышит ее, он подскажет, в каком направлении двигаться дальше», — говорит Трибунская.

И с неохотой рассказывает о постоянной, каждодневной работе. Ведь актеру, как и музыканту, чтобы чего-нибудь добиться, недостаточно таланта и абсолютного слуха, к ним нужно добавить терпение и готовность доводить исполнение до совершенства. Чем короче роль, тем больше усилий затрачивает актер, чтобы сделать ее выразительной. Трибунская нашла необычную ноту в «Хрониках», где сыграла королеву Маргариту — красавицу-француженку, попавшую в варварскую Англию, где все время идет борьба за власть. Женственная, изящная и легкая чужестранка говорит с акцентом и завораживает зрителей, как диковинная птица. Так же завораживает и притягивает зрителей Коломбина Трибунской в бриколлаже «До и после». Она играет множество ролей, превращаясь то в одну, то в другую героиню. Коломбина — возлюбленная Пьеро и одновременно Франциска из цветаевского «Феникса». Их сцена с Казановой, где движения напоминают причудливый танец, а речь порой звучит как оперный речитатив, напоминает лучшие образцы живописи и театра Серебряного века. Коломбине — Трибунской Любимов отдал строки Ахматовой, которые почти каждая женщина помнит наизусть:

«Так беспомощно грудь холодела.
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки».

Эта роль кажется уже не нотой, а коротенькой музыкальной фразой.

Еще две эпизодические роли, сыгранные в «Суффле» — служанка Ленни из «Процесса» Кафки и Мол, наполнившая любовью последние дни беккетовского Мэлона — врезаются в память, как две мелодии, написанные в разных стилях. Чувственная, страстная Ленни. Сейчас, когда никого не удивишь откровенными сексуальными эпизодами или обнаженной актрисой (актером) на сцене, гораздо сильнее поражает чувственность внутренняя. Ленни — Трибунская даже не расстегивает платья и ведет себя, как положено барышне из хорошей семьи, но ясно, почему Йозеф К. , да и все мужчины вокруг от нее без ума. А Мол кажется лучиком света, заглянувшим в душную, больничную палату. Она, как ангел, приносит Мэлону (Ф. Антипов) последнее утешение. И наполнена таким мощным зарядом светлой энергии, что порой абсолютно не важно, о чем Мол говорит. 

Трибунская производит на сцене неизгладимое впечатление, заставляя зрителей восхищаться, а критиков ломать голову: как она этого добивается? Найти ключ к загадке им так и не удастся. Трибунская не из тех актрис, что выстраивают свои роли рационально, точно продумывая каждый жест. Она перелает скрытый, иррациональный смысл роли, ее внутренний энергетический посыл. В другие, более театральные времена, актриса уже давно «проснулась бы знаменитой». Сейчас у нее иная судьба.

Вы не жалеете о том, что играете только маленькие роли? — спрашиваю я. «У меня не желания во что 6ы то ни cтало превратиться в „медийное лицо“, чтобы меня узнавали на улицах и каждый мой шаг пересказывали в глянцевых журналах. Конечно, актеру нужна слава: ты отдаешь себя работе и хочется, чтобы она кому-то нравилась. Но я работаю с Юрием Петровичем, у меня прекрасные роли, которые мне нравится играть. Я стараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы они получились, чтобы самой былоне стыдно. И все время учусь у Юрия Петровича. У него невероятная интуиция, чутье. Он несколько раз давал советы, которые мне помогали и в профессии, и в моей жизни. Я очень благодарна ему за это».

Еще одна роль Трибунской — роль мамы и жены. Муж прекрасно ее понимает: «Мы встретились достаточно взрослыми людьми и не собирались ломать жизнь друг другу», а четырехлетний сын пока не догадывается, что его мама — актриса. В день спектакля Алла с утра думает о роли. Некоторые героини начинают ее тревожить за несколько дней. Сейчас это Маргарита из «Мастера и Маргариты» Булгакова.

«Маргарита — это женщина, которая может ради любви перевернуть весь мир, пойти на то, что с ней происходим на Лысой горе. Она готова умереть, чтобы увидеть Мастера и вернуть его», - рассказывает Алла. Говорят: если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе. В новых спектаклях Любимова нет больших ролей, зато в репертуаре Таганки идут легендарные постановки, куда вводят молодых актеров. Недавно Юрий Петрович предложил Трибунской сыграть Маргариту, чтобы превратить верно взятую ноту в полнозвучную музыкальную тему спектакля.

Ольга Романцова, 2005





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100