Репортаж о премьере спектакля « Суф(ф)ле»

Радиостанция «Маяк»

Новый спектакль Юрия Любимова « Суфле»( по произведениям Кафки, Ницше,Беккета) удивил многих. Прежде всего строгостью и лаконичностью сценического решения в отличие от предыдущих, почти карнавальных, спектаклей. На этот раз — черно-бело-серая палитра. Город-лабиринт, в котором ищет и не находит выхода «лабиринтный человек», по определению Ницше, — «человек толпы, живущий в ожидании распоряжения свыше».Все в спектакле — от монологов до мельчайших сценических деталей — о трагическом противостоянии личности и системы, о каком бы времени ни шла речь.

Вот первые отклики зрителей, которые мне удалось записатьть в театре на Таганке в день премьеры.

Философ, литературовед Юрий Карякин. 
 — Отчаянно-радостная безвыходность.Раньше можно было намекать,
а теперь это читается открытым текстом.

Физик Сергей Капица.
 — Вечная тема и она вызывает столько сложных ассоциаций. Суфле из Любимова.Я вспоминаю « Доброго человека из Сезуана».Тот же ритм стульев, помните, как сидят действующие лица на производстве.

А вот какие ассоциации с трансформирующимися раскладными стульями возникли у поэта, филлософа, критика Константина Кедрова.
 — Стулья Ионеско заговорили, хотя цитат из Ионеско в спектакле нет.Это грандиозная метафора, когда они разевают рот, брякают, лязгают.Это образ образа.В основе, конечно," Процесс"Кафки — это главное. Потом Ницше в сумасшедшем доме, Беккет.Аллюзия, конечно, понятная, это пронизывает всю нашу жизнь — канцелярия, тюрьма, сумасшедший дом.Это конечно реализм в лучшем смысле этого слова.Я думаю, мы дожили до актуальности приемов театра Брехта.Но это как бы не второе дыхание театра Любимова, а юность, правда, с неким горьковатым привкусом актуальности. Театр стал злее, публицистичнее, все это живое, действенное, на едином дыхании. 

Поэтесса Елена Кацюба отметила работу хореографа над пластическим рисунком спектакля.
 —То что сделал Андрей Меланин со всеми актерами — потрясающе.
Они действительно парят на сцене, движутся под музыку.Актеры играют не конкретных людей, а души вполне конкретных узнаваемых людей.

О том, как помогла работа художника Владимира Ковальчука воплощению замысла спектакля, размышляет искусствовед, заместитель директора Государственной Третьяковской галереи Лидия Иовлева.
 — Это серьезные раздумья человека много пожившего, о жизни и смерти, в сущности. Мне понравилось, что спектакль выдержан и в режиссуре и в оформлении очень стильно. Остается и манера Юрия Петровича — театр такой массовый и немножко балаганный, но он очень подходит к стилистике экспрессионизма и по оформлению и по режиссуре.



Тамара Приходько, 24.04.2005





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100