Что прячет за шторой Юрий Любимов

7 дней

«Под кабинет мне сначала предлагали другую, более жизнерадостную, светлую комнату, — вспоминает главный режиссер Театра на Таганке Юрий Любимов. — А я выбрал эту: угрюмую, темную, куда никогда не заглядывает солнце». Но за 40 лет многочисленные друзья хозяина преобразили помещение!

Дверь разрисовал Эрнст Неизвестный. Причем первые штрихи нанес еще в 1976 году, до эмиграции, а приехав в Москву в 1999-м, завершил работу. Стены же кабинет исписаны автографами на самых разных языках. Здесь можно увидеть даже надписи на древнегреческом и латыни — их сделал академик Сергей Аверинцев. Иннокентий Смоктуновский написал: «Разволнован! Так ново — удивительно!», Альфред Шнитке: «Дорогой Ю. П. Сегодня мы все счастливы. 12.05.88». А легендарный режиссер Сергей Параджанов: «Любимов — гений. Мое пророчество неизбежно» (эту надпись, оставленную в оконном проеме, хозяин кабинета скромно прикрывает шторой). Отметились здесь Андрей Тарковский, Артур Миллер, Нина Ананиашвили, Жан Вилар, сэр Лоуренс Оливье, Белла Ахмадулина, Анна Маньяни, Уоррен Бити, Роберт Ретфорд, Юрий Трифонов? А начало этой «настенной живописи» положил Андрей Вознесенский. В 1964 году под впечатлением первой постановки театра «Добрый человек из Сезуана» поэт размашисто написал: «Все богини — как поганки перед бабами с Таганки».

В 70-80-е годы это стихийное творчество вызвало недовольство властей. «Официальный кабинет расписан как сортир! — возмущался первый секретарь Московского горкома КПСС товарищ Гришин. — Вы оскорбили всех гражданок СССР, написав „Все гражданки — как поганки перед бабами с Таганки“!» «После этого, — рассказывает режиссер, — я стал донимать Вознесенского: член Политбюро — лучший, чем он стихотворец!»

Однажды к Любимову вошли несколько высокопоставленных чиновников и, заявив: «Это не ваш кабинет, а государственный», потребовали освободить помещение вместе с должностью художественного руководителя театра. Режиссеру только и оставалось, как встать и уйти. Вскоре Любимов отправился в вынужденную эмиграцию. А когда через четыре года вернулся, обнаружил, что многие реликвии из кабинета пропали. Тем ценнее то, что сохранилось. «Вот висит афиша спектакля „Мастер и Маргарита“, — рассказывает Юрий Петрович. — Это единственная выполненная в золоте афиша к премьерному спектаклю 1977 года. Много лет назад я подарил ее академику Петру Капице, а когда его не стало, жена, понимая, насколько уникальна эта вещь, вернула ее мне».

Рядом с афишей висят портреты Бориса Пастернака и Пушкина. «С Пастернаком я был лично знаком, — объясняет Любимов. — А Пушкин меня сопровождал всегда. Я ставил произведения Пушкина — „Бориса Годунова“, „Евгения Онегина“ — по всему свету, а в молодости играл Моцарта в его „Маленьких трагедиях“ в театре им. Вахтангова».

В память об актерских годах Юрия Петровича в его кабинете хранится шляпа, в которой он играл Сирано де Бержерака. Рядом —бюст Достоевского, его подарил режиссеру друг, скульптор Леонид Баранов. Любимов называет Достоевского «кормильцем»: «Он меня в буквальном смысле кормил, ведь я его много ставил в Лондоне, Германии, Австрии, Америке, Венгрии, Италии. „Подросток“, „Преступление и наказание“, „Братья Карамазовы“?»

Возле письменного стола режиссера — пианино. Его клавиш касались пальцы гениев: Шостаковича, Шнитке, Эдисона Денисова. Рядом на стене висит гитара, на которой играл Владимир Высоцкий? И, конечно, одна из главных достопримечательностей кабинета — фонарики, без них невозможно представить себе ни одну репетицию Юрия Петровича. Один — подарок Марка Захарова на юбилей театра. Второй — с красным, зеленым и белым глазком — солдатский фонарик, с которым Юрий Петрович прошел Великую Отечественную войну. Если в зале на режиссерском столике загорается зеленый свет — значит, Любимов актерами доволен; если зажжется красный — придется репетировать дополнительно, а вот что означает белый — зависит от ситуации, актерам всякий раз приходится расшифровывать смысл этого тайного послания режиссера. «Часто интересуются: сам ли я придумал использовать фонарики? — сказал напоследок Юрий Петрович. — Я всегда все придумываю сам. Не люблю обезьянничать».

Ирина Данилова, 03.2005





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100