Полет над гнездом и решеткой

«Марат-Сад» — постановка Юрия Любимова.

В фильме Милоша Формана «Полет над гнездом кукушки» вместе с актерами, игравшими сумасшедших, снимались настоящие сумасшедшие. Они не столько играли, сколько продолжали существовать в своем мире. Но Форман, оказывается, отнюдь не первый воспользовался этим, с одной стороны, гениальным, а с другой — жестоким приемом. Если верить историкам, прелюбопытные представления с участием умалишенных придумывали в XVIII веке в лечебнице Шарантон, и режиссерской палочкой там размахивал не кто иной, как маркиз де Сад. Власти упрятали его туда за слишком вольные высказывания в адрес Наполеона, и весь парижский свет съезжался поглядеть на это лицедейство: сумасшедшим все прощалось, только здесь и можно было услышать то, о чем все предпочитали молчать.

А думающего московского зрителя заставил сегодня схватиться за сердце Юрий Любимов, материализовавший свою давнюю мечту в спектакле по пьесе Петера Вайса «Преследование и убийство Жан-Поля Марата, представленное артистической труппой психиатрической лечебницы в Шарантоне под руководством господина де Сада». Сокращенно — «Марат-Сад».
В каждой психушке свои Наполеоны. А Шарантон обзавелся еще и буяном Маратом. Вот он - чешется в детской ванночке, отмывая революционализм. Тщетно! Острый кинжал в руках Шарлотты Кордэ приближается, щекочет нервы. Но и без Наполеона, конечно, не обошлось — пациент с замотанной головой, в какой-то момент заговоривший вдруг голосом Ельцина. Марат (Александр Цуркан), раззадоренный товарищами, толкает пафосные речи, становясь в карикатурную позу вождя с указующими перстами. «Психи», воодушевленные Маратом, вроде бы способны на все, но это «все» наполняет их безумным страхом. Ведь они упрятаны сюда, потому что знают правду.

Молодые актеры играют сумасшествие, оправдывая предупреждение персонажей: «каждое наше действие есть лишь галлюцинация». И получается игра в игру, которой на поверку руководит вовсе не маркиз де Сад (Валерий Золотухин) — он лишь оппонирует Марату на правах таго же больного — а директор лечебницы господин Кульмье (Феликс Антипов). Он ведет действие по всем кругам ада, то выступая на стороне пациентов, то присоединяясь к зрителям, к которым обращается не иначе, как «здравомыслящие сумасшедшие». Впрочем, людей с нездоровой психикой (персонажи на сцене) от «якобы здоровых» (публика в зале) различает всего лишь то, по какую сторону решетки они находятся. Чугунная душа этой решетки скрипит и оживает под акробатическими трюками гуттаперчевой Шарлотты Кордэ (Ирина Линдт, актриса с холодными глазами, — кладезь талантов: спортсменка, играет на скрипке и трубе, а как степует!).

Ритм спектаклю задают перебивающие друг друга речитативные фразы, выкрики, едва поспевающие за рваными движениями тел. Скрипки объясняются в любви, а кошмарный мир абсурда наплывает в звуках шарантоновского джаз-банда (ансамбль Дмитрия Покровского). И если бы картинка происходящего на мгновение замерла, то перед глазами — готовый сюжет для современного Босха с причудливой детализированностью, уродствами и ужасами жизни: у кого-то перевязана сломанная рука, чья-то прихрамывающая ножка украшена ажурным чулком, у кого-то резиновые перчатки до локтей, будто из морга, а шея маркиза де Сада, сверкающего кроваво-красными очками, упакована в корсет с высокомерно оттопыренным воротничком.

Если бы не уважаемый возраст выношенной идеи, то Юрия Любимова можно было бы упрекнуть в том, что он повторяется. Ведь режиссер уже одушевлял декорацию (помните сметающий вся и всех на своем пути занавес?) и актер сам играл на гитаре (после штайновского «Гамлета» с саксофоном возможно ли вообще удивить этим пресыщенного зрителя?). Да и эпатажные трактовки социально-политической ситуации давно уже никому не в диковинку. Но Любимов этой постановкой показал, что — не один заблудившийся герой «Горя от ума» или Гамлет — неиссякаемые темы для подмостков. Пьеса Петера Вайса, по крайней мере в нашей стране, похоже, еще долго будет актуальной. Она не только напоминает о тоталитарном прошлом, но и органично вписывается в контекст дутой демократии. 

Наталия Бойко, 1998





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100