Иван Бортник: Жизнь моя — Таганка!

Российская газета

Увидев Ивана Бортника на премьере фильма «Антикиллер» в московском кинотеатре, Никита Михалков воскликнул на весь зал: «Вы знаете, кто это? Это же великий русский артист!» Никакого преувеличения в такой оценке нет. Иван Бортник, сыгравший в кино не так уж много ролей и в основном второго плана, занимает место рядом с самыми яркими мастерами нашего экрана. У него редкое свойство — сливаться со своими героями так органично, что зрители уверены — Промокашка из сериала «Место встречи изменить нельзя», Вовчик из «Родни» и другие герои из почти сорока его картин — это и есть настоящие «близнецы-братья» Ивана Бортника. А между тем на вопрос: «В какой роли в театре или кино произошло самое близкое соприкосновение с вашим „я“?» Бортник отвечает: «Такой роли еще не случилось, да, пожалуй, и не случится. Если только вдруг произойдет какое-то чудо. А я человек консервативный, предпочитаю работать с режиссерами, которых знаю и люблю».



Кино, это, конечно, большая часть его творческой биографии, но не основная. Он - один из корифеев легендарного Театра на Таганке. Там прошла почти вся его жизнь, там были спектакли, о которых пишут диссертации искусствоведы. Бортник оказался в этом театре на пике его взлета. «С шефом (так он называет основателя Таганки Юрия Петровича Любимова) я знаком еще со студенческой скамьи Щукинского училища. Он со мной делал выпускной спектакль „Без вины виноватые“ по Островскому, где я играл Незнамова. После Щукинки, проработав семь лет в другом театре, я пришел к Любимову». Там у Бортника были не только интересные роли, но и бурная актерская жизнь.

"Ах, Ваня, Ваня Бортник — тихий сапа. Как я горжусь, что я с тобой на «ты», — эти строчки посвятил своему близкому другу Владимир Высоцкий. Они, такие разные, в труппе Таганки были ближайшими друзьями, связанными по-мужски и в радости, и в бедах. В отличие от Высоцкого, Бортник сразу выбрал актерскую профессию. Он любит подчеркивать, что год рождения его отца — 1895-й, что он даже царя видел, учился в Петербурге, а потом в Москве окончил знаменитый Брюсовский институт, стал одним из руководителей Гослитиздата. А мама — доктор филологических наук. Но оба отпрыска Бортников стали актерами: «сестрица Аленушка и братец Иванушка» — как шутит Иван Сергеевич. 

В своем знаменитом театре Иван Бортник сыграл много блестящих ролей в любимовских постановках. Поклонницы одолевали, даже во время заграничных гастролей за Бортником следовали его почитательницы. Высоцкий хватался за голову: «Что ты делаешь? Роман с иностранкой — самый страшный криминал для советского человека!» — вспоминает Бортник. Но дома у него всегда был «надежный причал» — жена Татьяна. Она прекрасно понимала, какую нелегкую творческую судьбу делит ее муж с родным театром, который был всегда неугоден властям своей независимостью и остротой. Может быть, поэтому они прожили вместе уже почти сорок лет, вырастили сына Федора. От нервного перенапряжения люди искусства часто спасаются традиционным способом, Иван Бортник любит цитировать великого актера Алексея Денисовича Дикого: «Бойтесь непьющего артиста». Это пристрастие, которое губило и Высоцкого, вызывало ярость у Юрия Любимова. Он грозил увольнением, если друзья — ведущие актеры Таганки не прекратят срывать спектакли. Несколько раз Бортник с Высоцким проходили лечение средством, которое привозила из Парижа Марина Влади. Оно называлось «Эспераль», но Любимов упорно именовал его «спиралью». На какое-то время это помогало. «Скучаю, Ваня, я, кругом Испания. Они пьют горькую, лакают джин. Без разумения и опасения. Они же, Ванечка, все без ПРУЖИН», — такую открытку прислал однажды другу из заграничной поездки Владимир Высоцкий. Его гибель была огромным личным горем для Ивана Бортника.

С Высоцким была связана и работа над ролью, которую Бортник сыграл в фильме «Место встречи изменить нельзя». «На самом деле Володя и Станислав Говорухин хотели, чтобы я играл Шарапова. Но Конкин только что снялся в роли Павки Корчагина, и режиссеру приказали взять его на эту роль. Говорухин говорит мне: „Ваня, может Промокашку сыграешь? Там, правда, и текста нет…“ В общем, весь текст я придумал сам», — вспоминает Бортник. Он сделал свою роль такой достоверной, что во время съемок сцены, когда преступники выходят из подвала, получил от статистов-милиционеров по полной программе. Говорухин был недоволен, что актеры, просто подняв руки, сдаются муровцам. Он требовал импровизации, и Иван Бортник на ходу придумал себе выход с блатной песней «И на черной скамье, на скамье подсудимых…». Группа переодетых реальных милиционеров не ожидала такого актерского «хода». А когда он еще и плюнул в Жеглова, на него набросились, как на бандита, заломили руки и всерьез напугали своей неподдельной яростью. Тексты для своих героев Иван Бортник придумывал не раз. Даже в «Родне», чтобы найти характер Вовчика, он вспомнил соседа алкоголика и «выдал» несколько афоризмов, которые потом цитировали с его интонацией.

16 апреля народному артисту России Ивану Сергеевичу Бортнику исполнится 65 лет. Он по-прежнему играет в Театре на Таганке, пройдя с ним все трудности, выпавшие на долю некогда славной труппы. Юрий Любимов любит этого актера, с которым работать нелегко, но лучше него выполнить режиссерские задачи мало кто умеет.

Елизавета Тренева, 9.04.2004





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100