Трагедия гения

Московский комсомолец

Все знают красивую легенду о том, что Галилей будто бы после пытки, которой его подвергли инквизиторы, поднялся с колен и сказал: «А все-таки она вертится!» Брехт знал, что это выдумка. Действительная история Галилея была менее поэтична и менее героична. Его не пытали, а только пригрозили пыткой, и ученый сдался. Сдался, потому что желание жить, наслаждаться всеми удовольствиями, какие может получить человек, оказалось в нем сильнее стремления к истине.

Эту трагедию и раскрыл в своем произведении Брехт. Он показал, что компромисс с теми, кто против истины и свободного развития мысли, губителен для человека, даже если он гений. В трактовке театра — и это соответствует замыслу Брехта — дело не только в слабости Галилея-человека, но и в силе церкви.

Ю. Любимов расширил рамки пьесы, введя находящиемя на авансцене два хора. С одной стороны сцены — хор монахов, они воплощают в себе не только церковь, но и все силы, имеющиеся во всяком обществе, где существующую власть поддерживают из корысти или рабского трепета перед силой, из-за косности ума или душевного равнодушия. Этот хор то предостерегает Галилея, то уговаривает его смириться, то грозит ему, то злобно торжествует по поводу его поражения.

 По другую сторону сцены — хор мальчиков, чьи чистые голоса выражают надежду на то, что лучшие начала жизни должны восторжествовать.

Судьба Галилея складывается трагически, но пьеса и постановка воодушевляют на борьбу за свободу мысли, творчества, учат душевной стойкости и смелости.

Спектакль пронизан страстью, динамикой, огненным темпераментом. В этом, как всегда в Театре на Таганке, заслуга не только режиссера, но и других участиков спектакля, которые все охвачены единым порывом, стремлением ввести зрителя в мир больших общественных идей.

17.08.1966





© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100