Бертольт Брехт
Стихи «Мы временные жители земли»: Наум Коржавин
Стихотворение «Если…»: Редьярд Киплинг
Стихотворение «Юмор»: Евгений Евтушенко

Жизнь Галилея

Владимир Высоцкий о спектакле «Жизнь Галилея»

…И вдруг я сыграл Галилея. Я думаю, что это получилось не вдруг, а вероятно, режиссер долго присматривался, могу я или нет. Но мне кажется, что есть тому две причины. Для Любимова основным является даже не актерское дарование, хотя и актерское дарование тоже. Но больше всего его интересует человеческая личность.

Значит, мы играем без декораций. Но мы с самого начала спектакля как бы договариемся со зрителями, что вот мы сегодня покажем вам таких-то людей, без грима, немножко намекая на костюмы. И зритель принимает эти правила игры. Через пять минут никого уже не смущает, что, например, Галилея я играю без грима, хотя в начале пьесы ему сорок шесть лет, а в конце семьдесят.

А мне, когда я начал репетировать роль Галилея, было двадцать шесть или двадцать семь лет. Я играл со своим лицом, только в костюме. У меня вроде балахона, вроде плаща такая накидка коричневая, очень тяжелая (как в то время были материалы), очень грубый свитер.

И, несмотря на то, что в конце он дряхлый старик, я очень смелу беру яркую характерность в Галилее и играю старика, человека с потухшим глазом совершенно. Его ничего не интересует, такой немножечко в маразме человек. И он медленно двигает руками. И совершенно не нужно гримироваться в связи с этим. Ну, мне так кажется.

Спектакль этот сделан очень своеобразно. У нас в этом спектакле, например, два финала. Первый финал: вот Галилей, который абсолютно не интересуется тем, что произошло, ему совершенно не важно, как в связи с его отречением упала наука.

А второй финал — это Галилей, который прекрасно понимает, что сделал огромную ошибку: он отрекся от своего учения и это отбросило назад науку. Последний монолог я говорю от имени человека зрелого, но абсолютно здорового, который в полном здравии и рассудке и прекрасно понимает, что он натворил. 

Любопытная деталь: Брехт этот второй монолог дописал. Дело в том, что пьеса была написана раньше сорок пятого года, а когда была сброшена бомба на Хиросиму, брехт дописал целую страницу: монолог об ответственности ученого за свою работу, за науку, за то, как будет использовано то или иное изобретение. 

После этого звучит музыка Шостаковича. Вбегают дети с глобусами и крутят глобусы перед зрителями, как бы символизируя то, что а все-таки Земля вертится. Фраза, которую приписывает молва Галилею, будто он сказал ее перед смертью.

Вот это моя очень серьезная и любимая роль — Галилей в пьесе Брехта.

Премьера: 17 мая 1966 г.

ПостановкаЮрий Любимов
художникЭнар Стенберг
переводчикЛев Копелев
Стихи в переводеДавид Самойлов
Музыка из произведенийДмитрий Шостакович
Музыка к стихамБорис Хмельницкий,
Анатолий Васильев
БалетмейстерНой Авалиани
Действующие лица и исполнители:
Галилео ГалилейВладимир Высоцкий,
Александр Калягин
Андреа Сарти (в молодости)Агария Власова
Андреа Сарти
(в молодости)
Людмила Комаровская,
Валерий Погорельцев
Госпожа Сарти
экономка, мать Андреа
Инна Ульянова,
Марина Полицеймако
Людовико Марсили
богатый молодой человек
Дальвин Щербаков
Приули
куратор университета в Падуе
Вениамин Смехов
Сагредо
друг Галилея
Леонид Буслаев
Вирджиния
дочь Галилея
Елена Корнилова,
Людмила Возиян,
Таисия Додина
Федерцони
шлифовальщик линз, помощник Галилея
Борис Голдаев
ДожГотлиб Ронинсон
Высокая сеньорияАлександр Сабинин,
Борис Буткеев,
А. Хлюпин,
Юрий Смирнов,
Е. Шумский,
Эдуард Кошман,
Н. Хощанов
Высокая сеньораРамзес Джабраилов
СоветникАлександр Сабинин,
Владимир Климентьев
Козимо Медичи
великий герцог Флоренции
Зинаида Славина
Маршал двораГотлиб Ронинсон
ТеологРамзес Джабраилов
ФилософВсеволод Соболев
МатематикИгорь Петров
1-я придворная дамаТатьяна Махова
2-я придворная дамаТ. Корунова
Филиппо Муциус
ученый
Арнольд Колокольников
Гаффоне
ректор университета в Пизе
Игорь Петров
Очень тощий монахРамзес Джабраилов
Очень старый кардиналГотлиб Ронинсон
Патер Кристофер Клавиус
астроном
Юрий Медведев
Маленький монахВалерий Золотухин
Кардинал-инквизиторЭ. Арутюнян,
Арнольд Колокольников
Кардинал БарбериниВсеволод Соболев
Кардинал БелларминВениамин Смехов
1-й монах, писецРамзес Джабраилов
2-й монах писецЛеонид Буслаев
4 дамыТаисия Додина,
Т. Корунова,
Татьяна Лукьянова,
Нина Шацкая
Уличная труппаВалерий Золотухин,
В. Беляков,
Юрий Медведев,
Татьяна Лукьянова,
Виктория Радунская,
А. Хлюпин
Ванни
владелец литейной
Юрий Смирнов
Некий субьектН. Хощанов
Монах-тюремщикЮрий Медведев
МонахиЭ. Арутюнян,
Борис Буткеев,
В. Беляков,
Леонид Буслаев,
Борис Голдаев
Высокопоставленный чиновникЮрий Медведев
МонахиВалерий Золотухин,
Владимир Климентьев,
Эдуард Кошман,
Арнольд Колокольников,
Валерий Погорельцев,
Игорь Петров,
Всеволод Соболев,
Юрий Смирнов,
Александр Сабинин,
А. Хлюпин,
Н. Хощанов,
Юрий Медведев,
Е. Шумский

Фотографии Владимира Высоцкого из спектакля Спектакль "Жизнь Галилея" по лучшей пьесе Б.Брехта вышел летом 1966 года. Гигантские ворота, закрывающие и открывающие сцену, остроумно и рельефно декорированы картонными ячейками из-под яиц (художник Э.Стенберг). Над зрителем - звезды Большой Медведицы. Мальчишка в школьной форме стреляет из рогатки, пересчитывая звезды. За ним гонится консерватор-монах. Время старых событий сомкнулось с нашим, "догнало" его. Телескопами служат световые пистолеты на штативах. Они реально излучают "свет новых истин". Когда осатанелый от косности чиновников папской церкви Галилео Галилей будет бешено вращать свой "телескоп" в поисках несуществующей небесной тверди, "небесного отца" и т.п. - свет прибора будет чувствительно резать глаза сидящих в партере, как больно режет открытие Галилея дух и уши консерваторов. В левом портале просунуты в дырки головы черных монахов, в правом - хор детей в белых кружевных воротничках. Дети невинно упрашивают взрослых внять просьбам Галилея. Монахи в черном грубо обрывают детские псалмы - таково двоякое сопровождение фабулы Брехта. Композитор спектакля - Д.Шостакович, а музыку к псалмам-зонгам детей и монахов сочиняли "наши собственные" Борис Хмельницкий и Анатолий Васильев. Перевод пьесы Льва Копелева. Стихотворные вставки придуманы Наумом Коржавиным. Покаяние Галилея застает его в центре сцены: "Я отдал свои знания власть имущим, чтобы те употребили их или злоупотребили ими, и человека, который совершил то, что совершил я, нельзя терпеть в рядах людей Науки" Но театр возвращает яркий праздничный свет. Площадку заполняют дети. Они яростно раскручивают маленькие глобусы. Земля весело вращается.


© Александр Стернин

Ссылки:



© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100