Идите и остановите прогресс (обэриуты)

По произведениям А. Введенского, Д. Хармса, Н. Заболоцкого, А. Крученых, Н. Олейникова

В последнем разговоре … о своем условно прочном существовании…Введенский … был беззаботным, в отличие от своего друга Даниила Хармса, сильно чувствовавшего в жизни быт! Объединяла их в искусстве звезда бессмыслицы … ситуационная бессмыслица.

Премьера: 23 апреля 2004 г.

Композиция и режиссураЮрий Любимов
художник по костюмамВадим Андреев
композиторВладимир Мартынов
Руководитель ансамбля

музыкантТатьяна Гринденко
ХормейстерТатьяна Жанова
ХореографАндрей Меланьин
Действующие лица и исполнители:
Введ.Ростислав Лучников
Г-н ХаТимур Бадалбейли
Забо, Круч, Царь-Фомин, ОтецФеликс Антипов
Корифей хора, Круч, НосовАлексей Граббе
Второй, МилиционерВиктор Семенов
Актриса, Старуха, ЖенщинаЛариса Маслова
Первый, Ослов, Веечка, Верблюд, Сыновья, УбийцыИван Рыжиков
Пушкин, Слепой нищий, Продавец, Мышин, Козлов, Безголовый, Дурак-логик, Метеор, Сыновья, УбийцыДмитрий Высоцкий
Елизавета Бам, Кассирша, ДевицаПолина Нечитайло
Гоголь, Демон, Затычкин, Сыновья, УбийцыКонстантин Любимов
ТанцовщицаАлександра Басова
Кукла, Танцовщица, МашаЕлизавета Высоцкая
Женщина, ТанцовщицаМария Матвеева
Первая баба, Хозяйка в шелковом мантоМария Акименкова
Артисты хора

актерЮрий Ардашев,
Марина Антонова,
Анна Букатина,
Галина Трифонова,
Игорь Неведров,
Елена Посоюзных
В спектакле принимает участие ансамбль OPUS POSTH

актерТатьяна Гринденко,
Людмила Егорова,
Елена Полуянченко,
Егор Иваненко,
Никита Кочергин,
Владимир Метелев,
Игорь Солохин

Поэзия есть живой организм, тело которого образует непосредственная преемственность поэтического опыта, передаваемого от одного поколения поэтов к другому. Эта передача является великим таинством и осуществляется только через личное прикосновение, «рукоположение» или благословение, которое порою может принимать самые причудливые формы.
Так Державин на лицейском экзамене хотел поцеловать Пушкина, а Пушкин убежал куда-то и спрятался так, что его «искали и не нашли». Так Хармс и Введенский, придя на прием к Малевичу, сняли перед его кабинетом башмаки и вошли к нему босиком, а Малевич стал перед ними на колени и сказал: «Я старый безобразник, а вы молодые. Посмотрим, что получится». Так осуществляется все настоящее. Так передается жизненное дыхание поэзии. И если этого не происходит, то тело поэзии иссыхает и превращается в тело-калеку. Но именно это и произошло с нами. Мы утратили таинственную преемственность поэтов. Мы стали калеками. Да - Ахматова благословила Бродского, а Пастернак — Вознесенского, но и Ахматова и Пастернак были наместниками серебряного века, а ведь после поколения поэтов серебряного века пришло поколение Введенского и Хармса, которое осуществило свой неповторимый шаг в поэтическом пространстве, канувшем в Лету на несколько десятилетий. Это пространство оказалось невостребованным, в результате чего естественное последование поэтической преемственности было разрушено. Все мы лишились какого-то позвонка в наших позвоночниках. Все мы, воспитанные на манной каше «Дяди Степы», оказались калеками, ибо нам не дано было осознать всю важность фундаментального жеста Малевича, подарившего Хармсу свою книгу «Бог не скинут» с надписью «Идите и останавливайте прогресс». Оглушенным ритмами Маяковского, нам не дано было расслышать в этом истинное благословение и поэтическое напутствие. Мы проглядели тот момент, когда это напутствие было претворено в жизнь поэзией Хармса и Введенского, ибо логическим продолжением названия книги «Бог не скинут» являются слова «Мир накаляется Богом», а «Звезда бессмыслицы» есть естественный ответ на призыв «Идите и останавливайте прогресс». Но не расслышав всего этого, мы не смогли расслышать и того напутствия, которое было адресовано нашему поколению из недр поэтического пространства Хармса и Введенского:
Успокойся, сядь светло
Это последнее тепло
Тема этого событья
Бог посетивший предметы?
Наш спектакль о том, что мы не смогли своевременно расслышать. Мы не оплакиваем простой, страшной и прекрасной судьбы Введенского и Хармса. Мы оплакиваем недостаточность своей причастности к этой судьбе. Размышляя над жизнью этих странников, «казненных где и когда неизвестно» мы не спрашиваем по ком звонит колокол. Мы прекрасно знаем, что он звонит по нам самим. 


© Екатерина Цветкова

Ссылки:



© Александр Стернин
© 2004—2013 Театр на Таганке
taganka@theatre.ru
Редактор сайта Анна Карасева
Rambler's Top100